Александр Солодовников: Поэт и Христианин.

 



16 ноября 1974 года в Москве тихо умер Поэт и Христианин Александр Солодовников. Оба

слова надо писать с большой буквы. Его жизнь и творчество категорически об этом
свидетельствуют. Он малоизвестен, его стихи в советское время печатались
преимущественно в самиздате, не считая тоненьких книжечек 20-х годов, в основном,
включающих стихи для детей, и лишь в 2006 году в издательстве "Паломник" вышел
полноценный сборник стихов под названием "Я не устану славить Бога" тиражом 3000
экземпляров. Но всякий, кто открывал книгу, по крайней мере, на моей памяти, очень
удивлялся: "Как это мы не знали его до сих пор? Почему не слышали о нем?"
Один афонский старец учил: если хочешь найти смиренного, ищи самого незаметного. Это
о Солодовникове. Господь преподал ему урок смирения Иова, и он оказался
достойнейшим учеником.
Внешняя канва жизни поэта полна испытаний и бед в полном соответствии с жестоким XX
веком, который не щадил "бывших". Солодовников происходил из интеллигентной и богатой семьи. Достаточно сказать, что его дед, Алексей Иванович Абрикосов, основалкондитерскую фабрику в Москве (ныне - концерн им. Бабаева). Александр был старшим сыном (всего детей было пятеро - 4 брата и сестра Анна). Он с золотыми медалями
окончил школу и Императорскую Академию Коммерческих Наук, прекрасно рисовал,
писал стихи, музыку. Его ждала блестящая карьера, светлое будущее...
А вот что в действительности уготовал Господь Александру Солодовникову . Его 19-
летний брат Георгий умер ещё до октябрьского переворота. А после 1917 года стал
стремительно рушиться мир вокруг. Потеря семьей денег, квартиры, дома, общий упадок
культуры, театров, всего, что Александр так любил было - увы! - наименьшим из зол. В
1919 г. его арестовывают, он проводит в саратовской тюрьме 2 года. Брат Николай
дважды арестован и погиб в лагере в 1940 г. Брат Алексей отбыл тюремный срок и, пожив
немного в Краснодаре, ушёл на фронт, где и погиб в 1942 г. Сестра Анна в 1922 г. 
эмигрировала с мужем-немцем в Европу и поэтому осталась жива. Из-за переписки с ней
Александр был был впоследствии обвинён ГПУ в связях с иностранцами. В конце 20-х 
годов Александр женился по любви и был счастлив, только очень-очень недолго. Умирает
его годовалый сын Серёжа, а, через некоторое время - дочь Мариночка 8 с половиной лет.
У него больше нет детей. Вскоре он сам получает 8 лет колымских лагерей и 9 лет ссылки.
Только в 1956 году Александр Солодовников смог вернуться в Москву. Ему 63 года.
Жизнь почти прошла.
Как легко было сломаться! Как естественно, по-человечески было бросить вверх хотя бы
вопрос: "За что, Господи?!" И кто бы посмел осудить этот вопрос?
Но иное, совсем иное, удивительное наблюдаем мы в его стихах, которые неотделимы от
жизненного пути. Там - сплошное благодарение Богу, сплошная евхаристическая песнь
Творцу и Его святой воле. Чем крепче бьет поэта жизнь, тем чище, нравственней
становится внутренний человек. Это потрясает! Тут целая школа страдания, настольное
руководство, как надо принимать боль, перековывая её в горниле веры!
Хотелось бы только добавить, что до конца жизни Александр Солодовников оставался
веселым, жизнерадостным человеком, любящим детей. Вернувшись из ссылки, поэт
продолжительное время играл Деда Мороза на елках в детсадах Москвы. Он оставил
после себя много детских стихов и 5 рождественских пьес-сказок. Все они, конечно же,
заканчиваются счастливо.


Поэт похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве. Читая стихи Солодовникова,
твёрдо веришь, что Господь принял в светлые чертоги своего раба-мученика Александра,
где он и пребывает сейчас в вечной радости.


Мария Старинина


P.S. Всех, кто желает полнее узнать о жизни, родных и друзьях поэта, отсылаем к 
замечательным очеркам Е.Е. Данилова и А. П. Шпаковой "Путями скорби и любви...",
предваряющим изданный в "Паломнике" сборник его стихов.

 

 

Напасти 1938 года


Разбитая жизнь и погибшая доля - 
Не есть ли святая беда?
Ведь так скорлупа погибает всегда,
Как только птенец появился на волю
И выглянул выше гнезда.

 


Из тюремных стихов


Лён, голубой цветочек,
Сколько муки тебе суждено.
Мнут тебя, трепят и мочат
Из травинки творя полотно.
Все в тебе обрекли умиранью,
Только часть уцелеть должна,
Чтобы стать драгоценной тканью,
Что бела, и тонка, и прочна.
Трепи, трепи меня, Боже!
Разминай, как зелёный лён.
Чтобы стал я судьбой своей тоже
В полотно из травы превращён.

 


В неделю жён-мироносиц


Мужчины больше философствуют
И сомневаются с Фомою,
А мироносицы безмолвствуют,
Стопы Христа кропя слезою.
Мужи напуганы солдатами,
Скрываются от ярой злобы,
А жены смело с ароматами
Чуть свет торопятся ко гробу.
Людские мудрецы великие
В атомный век ведут народы,
А белые платочки тихие
Собой скрепляют церкви своды.
Вербная всенощная
Пришёл я ко всенощной с вербой в руках,
С расцветшими ветками в нежных пушках.
Пушистые шарики трогаю я - 
Вот этот - умершая дочка моя.
Тот мягонький птенчик - 
Сын мой младенчик,
Двоешка под крепким брусничным листом - 
Всегда неразлучные мать с отцом.
Тот шарик без зелени - 
Друг мой расстрелянный,

К веткам прильнувший - 

Племяш утонувший,
Смятый и скрученный - 
Брат мой замученный,
А тот глянцевитый - 
Брат мой убитый.
Шариков хватит на ветках тугих
Для всех отошедших моих дорогих.
Лица людей - лики икон,
Каждый свечою своей озарён,
Вербная роща в храм внесена,
В каждое сердце входит весна.
Радостно пение:
Всем воскресение!
Общее, общее всем воскресение!
Трепетны свечи
Радостью встречи,
Смысл уясняется в каждой судьбе.
Слава Тебе! Слава Тебе!
(2 апреля 1961)